Почему я выбрал именно индийскую магию абхичары

Недавно один человек попросил рассказать меня о моей жизни и среди прочих вопросов был следующий: почему я остановился именно на абхичаре – таком, мягко говоря, малоизвестном на Западе искусстве. На вкус и цвет товарища нет и нельзя сказать что есть некое магическое направление, действительно наилучшее для всех. Я исходил из своей картины мира, когда делал мой выбор. И мысли, которыми я поделюсь ниже, могут показаться некоторым людям неправильными, однако они были моими мыслями когда я делал свой выбор и выбор сделан.

Магия – это способ  воспринимать мир, интерпретировать воспринятое и добиваться своих целей с помощью этого.  Разные способы восприятия и разные манеры интерпретации создают разные миры.  Люди материалистического склада отрицают существование магии, божеств и духов. В силу того что в их картине мира всего этого нет, они не могут использовать обращение к божествам, духам и не могут практиковать колдовство, магию.

Чем отличается абхичара от распространённых ныне вариантов деревенской и городской магии? Тантризм, абхичара исходят из изначально божественной природы всего, из выражения Божественностью себя в виде различных божеств и всего остального мироздания. Во-первых, в отличие от адептов популярных ныне версий городской и деревенской магии, адепт абхичары осознаёт свою божественную природу, как минимум – интеллектуально, как максимум – напрямую. Это открывает ему океан возможностей. Во-вторых, индийский тантрический способ восприятия и интерпретации воспринятого настолько целостный, всесторонний, утончённый и усовершенствованный тысячелетиями, что ему трудно найти равных. Индийская цивилизация, как никакая другая, посвятила себя делу познания и усовершенствования человеческих существ с помощью своих внутренних ресурсов и общения с божествами. Известно, что то как человек видит мир зависит от языка на котором он говорит, от его понятийного словаря. Для проникновения в глубины бездны божественности и овладения способностями, которые можно обрести именно в этих глубинах, требуется определённый понятийный узор. Таттвы, авараны, канчуки – всего этого, как и многого другого, нет в лексиконе адептов многих направлений. Как и нет эквивалентов этим понятиям. Это ограничивает возможности тех адептов. Для обретения огромной мощи в действиях, тантрик-абхичарин использует такие мощные технологии, как архивация информации-энергии в биджи посредством понятийно-звукового кода Матрики или Малини, иштадэвайогу, позволяющую быстро обожествляться и быстро увеличивать свою мощь через повышение близости с миром божеств.  Если сказать: «магия является определённой наукой», то индийская магия как раз очень прямо соответствует этому определению.  Блестящие умы Бхараты на протяжении веков изучали различные способы восприятия и интерпретации, останавливаясь на наиболее эффективных и совершенствуя даже их. Невозможно даже сопоставить деревенскую магию, идущую от грубых крепостных крестьян и крестьянок с индийской абхичарой. К кому обратиться за помощью – к носителю  колдовской-ведьмаческой традиции крепостных баб и мужиков, пусть даже идущей от древних богов, или к носителю утончённой традиции абхичары, являющейся не только искусством, но и наукой – такой вопрос передо мной не стоял никогда.

Теперь о шаманизме. Природный шаманизм – мощная традиция, особенно когда она практикуется людьми, живущими в естественной природной среде а не в искусственной среде города. Эта традиция возникла в дикой природе, развивалась людьми, живущими на природе, и служила обретению гармонии  с окружающими природными силами естественной экологической ниши шамана и его племени. Абхичара прошла путь от каменного века до постиндустриальной эпохи и она имеет огромный багаж знаний и опыт успешной практике в городских условиях: в то время, как жители иных стран ещё жили в лесу, одевались в шкуры и бегали по лесам за дичью с дубинками и копьями, индоарийцы и дравиды уже создали городские цивилизации. Так что у индийской традиции стаж успешной практики в городских условиях больше, чем у многих европейских традиций.

Теперь о трудностях в овладении абхичарой. Плюсы абхичары – совершенные способы восприятия и интерпретации, мощнейшие методы достижения целей. Минусы абхичары… Самым большим «минусом» является то что для овладения плюсами надо долго учиться и очень упорно шлифовать, совершенствовать выполнение техник абхичары 🙂 Овладение абхичарой  можно сравнить с успешным завершением медицинской академии, что по плечу далеко не каждому. Надо полностью перестроить восприятие мира и научиться обрабатывать информацию с помощью сразу нескольких процессов. Такая коренная перемена тоже не всякому человеку по плечу.  Далее, найти реального мастера абхичары – задача не то чтобы очень сложная, однако и не совсем простая.  А вот убедить мастера абхичары учить незнакомца – это уже действительно очень  трудное дело. Именно этот фильтр отбраковывает около 90% стремящихся овладеть тантризмом и его абхичарой.  Ибо надо ехать в Индию, Непал или Шри Ланку, разыскать человека а далее убедить его иметь с незнакомцем взаимоотношения «учитель-ученик». То есть обязательно понадобятся деньги на поездки и проживание за границей и очень желательным будет овладение национальным языком твоего предполагаемого учителя: бенгальским, телугу, тамильским, хинди…  Потому что установить с мастером отношения, достаточно адекватные для обучения, с помощью английского языка возможно не во всех случаях, и это сужает поле возможностей. Далее – придётся идти на массу жертв и расходов, убеждающих мастера в твоей адекватности. Возможно, придётся месяцами мыть пол и посуду в доме мастера, убирать навоз из коровника и доить козу – если мастер живёт в деревне. А если мастер живёт в городе – тут всё гораздо сложнее. Какое служение мы можем преподнести мастеру в городе? Козу доить не нужно. Надо будет усиленно устанавливать дружеские отношения или платить, платить, платить, опять платить и снова, опять платить. Если удастся уложиться в 15000 евро – вам крупно повезло. Шарлатаны берут меньше, однако они вас не интересуют. Хороший мастер возьмёт немного за малое число уроков, однако малого числа уроков недостаточно для овладения абхичарой.  Вот и подумайте: сколько людей способны пройти через это препятствие? И наконец ещё такая проблема: некоторым европейцам и полуевропейцам дисгармоничны чалма-тюрбан, индийская иконография, санскритская терминология, пальмы, халаты и изогнутые мечи… Отсутствие в тантризме и абхичаре «кремлёвской звезды, водки, медведя, матрёшки и балалайки» или «родимого кельтского креста»… Таких людей абхичара отметает напрочь в первые же 3 секунды: «Давай, гуляй домой, до свидания!»

И в завершение темы… Однажды Брюс Ли сказал: «Я не боюсь противника, знающего 1000 приёмов. Я боюсь противника, отработавшего 1 приём 1000 раз». Великолепно познавший и отшлифовавший своё ремесло-искусство адепт деревенской магии крепостных крестьян куда как более полезен заказчикам, чем  плохо учащийся и не упорствующий в шлифовании методов адепт абхичары. При этом, трудновато представить себе долгоживущего нерадивого адепта абхичары, обычно срок жизни таковых нерадивых очень краток. А вот если мы сопоставим возможности мастера абхичары с возможностями мастера деревенского колдовства – тут пальма первенства несомненно за абхичарой, это очевидно настолько, что не требует пояснений. Но лучше быть живым и успешным деревенским колдуном, чем мёртвым студентом абхичары, оказавшимся таковым по причине несоответствия человека искусству абхичары. Если мы на своём месте, каким бы неказистым или плохим оно ни воспринималось со стороны, мы достигнем большего, чем если мы определим себя на чужое, не свойственное нам место. Успех в любом искусстве и в любой науке приходит к тем, кто одержим искусством и наукой. Такие люди, со всем вниманием и со всей страстью души, посвящают себя любимому делу. Они-то и становятся великими мастерами, при этом совершенствуя себя профессионально всю свою жизнь. Ну а мастерство в абхичаре очень облегчает жизнь. Немцы и японцы преуспели в создании великолепных машин, индийцы преуспели в создании великолепных систем самосовершенствования  и взаимодействия с великими космическими силами.

Адинатх М. Джайадхар