Мир чистых таттв в системе 36 таттв

ЧИСТЫЙ ПОРЯДОК

1 – Шива;
2 – Шакти;
3 – Садашива;
4 – Ишвара;
5 – Шуддхавидйа.

(1-2) Шива-Шакти-таттва

Хотя Шива и Шакти в иерархии тридцати шести категорий перечислены как двое, они являются одним и тем же. Они являются двумя – образно; при концептуальном описании они являются одной реальностью — реальностью существования Шивы-Шакти. Это состояние самоосознавания (ахам, или «Я есть») без какого-либо объекта (ахамидам, или «Я есть это»). Здесь вопрос осознавания мира не стоит, так как мира еще нет ни в какой форме. Шакти – это «я-сознание» Шивы, его сила творить, активный аспект единого, из которого происходит вся последующая манифестация. На этапе, выраженном таттвой Шива-Шакти принцип ануттара (единое, нерасчлененное), принимая положение прамити (безотносительное знание, знание без субъектно-объектных отношений), познающего(прамата), познания (прамана) и познаваемого (прамейа), осуществляет внутреннюю манифестацию, являющуюся чистым осознаванием. Состояние нерасчлененного знания универсума, абсолютное тождество Шива/Шакти, – это сущность реальности (ануттара-чит) в аспекте знания. Здесь ануттара содержит внутри себя — в пустоте изначального абсолютного сознания – и в тождественности с собой все свои потенциальные самопроявления.


Сознание как таковое всегда определяется своей способностью осознавать. Сознание, которое не способно осознавать – нонсенс. При этом познание (осознание, знание как функция сознания) осуществляется сознанием в нем же. То есть феномены «познание» и «сознание» определяются друг через друга аналогично «свету»/«освещению». Свет – это явление, базовой характеристикой которого является освещение. Освещение — это свойство, определяющее свет. Иными словами, термины сознание и познание (как функция сознания) описывают разные аспекты одного и того же явления. Термин сознание отражает аспект статики, а термин познание – аспект динамики. Познание – это активность сознания. Высшая Реальность («Шива/Шакти») – и статична, и динамична по своему характеру. В терминологии школы природа Высшей Реальности – это «Пракаша/Вимарша», что условно переводится как «свет/освещение» или «сознание/познание». Пракаша – Шива, пустотное пространство абсолютного сознания Высшей Реальности, имеющее природу света сознания (светоносное по своей природе), т.к. обладает способностью познавать (освещать, выявлять). Вимарша – Шакти, динамический аспект Высшей Реальности, присущая ей функция познания (освещения, выявления), изначальная активность сознания. Как может пустота изначального абсолютного сознания (небытие) проецировать множественности проявлений (бытие)? Обычное физическое пространство принимает участие в общепринятой с позиции здравого смысла дихотомии между существованием и несуществованием. Объекты существуют, но физическое пространство это «ничто», несуществование. «Ничто» в этом смысле не может явиться причиной для чего-либо еще. Однако даже обычные представления о пространстве в некоторых отношениях могут быть фундаментальными. Эта возможность ясна для физического пространства, так как мы обычно чувствуем, что оно окончательно в том смысле, что оно существует, даже если там нет объектов. Обратное не верно, так как объекты «зависят от» присутствия пространства. Более того, даже в случае воспринятого пространства, где восприятие пространства в противоположность «вещам» является единым процессом (два аспекта, дополняющие друг друга), может быть некоторый вид «пространства», которое существенно и необходимо для того, чтобы восприятие присутствия и отсутствия вообще имело место. Очевидно, что объект, пребывающий «здесь», появился из прошлого состояния пустого пространства, нуждается в том, чтобы пространство было здесь, и уступает место будущему состоянию опять-таки пустого пространства — «несуществованию». То есть даже в обычном смысле пространство проецируется в пространство.Переживания чистого нерасчлененного «Я» – это пустотность, порожденная отсутствием каких-либо объектов. С этого уровня, где нет никаких ограничений, и который являет собой состояние абсолютной свободы (сватантрйа), спонтанно и свободно изливаются бесконечные формы ограниченных в любой степени манифестаций. Таким образом, он и трансцендентен, т.е. превосходит их, и имманентен, т.е. неотъемлемо присутствует в них, так как при его отсутствии как основы их реальности, все они были бы неосвещенными и, следовательно, несуществующими. С точки зрения 36 категорий (таттв) изначальные Шива-Шакти, превосходя все Творение, являются источником всего Творения. С точки зрения энергии – это чит-ананда, которая есть природа Реальности. С точки зрения процесса внешнего проецирования — это пустотная по своей природе реальность, порождающая разнообразие при сришти (творении мира проявленных форм) и поглощающая разнообразие при самхара (поглощении мира проявленных форм).

3) Садашива-таттва

Для того чтобы процесс внешнего проецирования (творения мира проявленных форм) был возможен в принципе, требуется «разрыв» равновесного единства двух принципов Шива/Шакти, которые в момент «разрыва» обозначаются как «расталкивающий и расталкиваемое», являясь прообразами причины и следствия. «Разрыв» здесь фактически означает, что единое целое неделимое «делится» на два противоположных принципа: Шива (небытие, несуществование, непроявленность) и Шакти (бытие, существование, явленность, то, что «происходит»). При этом сама возможность «существования» или «явленности» чего бы то ни было предполагает наличие воспринимающего «свидетеля» (свидетельствующего сознания), так как, если ничто/никто не может засвидетельствовать, что нечто «происходит», оно не может быть ни доказуемо, ни опровергнуто. Таким образом, «разрыв» единого целого неделимого на два противоположных принципа фактически приводит к рождению множественности, проявляясь не только как пара небытие/бытие, причина/следствие, но и единое/многое, субъект/объект и т.д.

Очевидно, что наличие осознающего субъекта является необходимым условием и основой для осуществления процесса познания. Очевидно также, что восприятие субъектом любого объекта не возможно без первоначального присутствия восприятия им самого себя, то есть без знания своего существования. «Я знаю нечто» само по себе уже подразумевает, что я знаю, что я существую, «я-сознание». Таким образом, наличие «я-сознания» является той базовой основой, которая присутствует в любом акте осознавания. Познающий субъект в этом смысле является изначальным постоянным универсальным субъектом всякого переживания, субъектом “par excellence”, абсолютным и трансцендентным, так как нет ничего другого, что смогло бы сделать его объектом своего восприятия, как и нет ничего другого, что могло бы действовать как субъект, его воспринимающий. Пульсация возникновения и исчезновения изначального «я-сознания» обозначается термином «спанда». Спанда – это сила осознавания, сущностная природа как изначального субъекта, так и эмпирического индивидуума, основание психологического субъекта. Изначальный субъект пронизывает все возможные состояния сознания. Он связывает их вместе в потоке переживания того, что «я есть та же самая личность, которая радуется и страдает, или затем чем-то увлекается». Все эти состояния пребывают в нем, независимом ото всех преходящих (временных) переживаний. Несомненно, существует различие между бытием и становлением. Наше восприятие привязано к разнородности объективных форм. Формы появляются и исчезают, но бытие, т.е. лежащее в их основе чистое самосветящееся универсальное сознание – неизменно и вечно. Изначальный познающий субъект для знания бытийности самого себя не нуждается в объектах и сам он также не становится своим собственным объектом, то есть он познает себя субъективно. В отличие от обычного субъектно-объектного способа познания, заключающегося в постижении, схватывании объекта, способом субъективного познания является самоосвещение (свайампракаша). Подобно тому, как свет не делает себя своим объектом, однако освещает себя, изначальный субъект знает себя непосредственно субъективно. Кроме того, «я-сознание» является самоочевидным и само-достаточным, так как не требует никаких иных доказательства, кроме само-свидетельствования. Приблизительной иллюстрацией состояния, подобного описанному, может служить переживание, которое возникает у человека в первый момент после внезапного резкого пробуждения, когда вдруг происходит «включение» сознания, и он еще не осознает, ни где он, ни кто он. Этот момент спонтанной вспышки сознания можно описать как непосредственное цельное спонтанное переживание своей бытийности, вдруг «включается» некое «я». Это внеконцептуальное переживание ( включение «Я») является цельным и самоочевидным, то есть не нуждается в дополнительных доказательствах подтверждения своего бытия. Так как речь идет о переходе из сферы небытия в сферу бытия, очевидным является то, что подобный переход не может иметь никакой причины, ибо любая причина относится к сфере бытия. По той же причине можно утверждать, что этот переход не окрашен проявлением ни последовательности, ни одновременности, так как происходит вне времени, которое является бытийным феноменом. О принципиальной возможности подобных переходов из одного крайнего состояния в другое и об их «вне-временности» интересны рассуждения Платона: « Переходы из бытия в небытие и обратно, точно также как и переходы от покоя к движению и обратно, являются крайними переходами. Как возможны в принципе такие переходы? Ведь пока что-то движется или покоится, оно находится во времени, но когда оно переходит от покоя к движению, то в момент перехода оно и не движется, и не покоится… Ведь не существует времени, в течение которого что-либо могло бы сразу и не двигаться, и не покоиться… Так когда же оно изменяется? Ведь и не покоясь, и не двигаясь, и не находясь во времени, оно не изменяется… В таком случае не странно ли то, в чем оно будет находиться в тот момент, когда оно изменяется?» Если двигаясь или покоясь, нечто находится во времени, то в момент перехода от движения к покою оно не находится во времени. Чем же в таком случае является то, «в чем» оно находится в момент перехода? Оно является, по Платону, вневременным «вдруг». Это «вдруг» означает нечто такое, начиная с чего происходит изменение в ту или другую сторону: «В самом деле, изменение не начинается ни с покоя, пока это покой, ни с движения, пока продолжается движение; однако это странное по своей природе «вдруг» лежит между движением и покоем, находясь совершенно вне времени, но в направлении к нему, и исходя от него изменяется движущееся, переходя к покою, и покоящееся, переходя к движению. Но разве не также обстоит дело и при прочих изменениях? Когда что-либо переходит от бытия к гибели или от небытия к возникновению, происходит его становление между некими движением и покоем и оно не имеет в тот момент ни бытия, ни небытия, не возникает и не гибнет».
Итак, «я-сознание» изначального субъекта, его первая и главная активность, заключается в свидетельствовании перехода «себя» из не бытия в бытие. Этот феномен перехода из крайности в крайность можно описать как «не было – и вдруг стало», то есть как вневременное «вдруг» по Платону, не имеющее никакой причины и не подлежащее никакому закону или правилу. То есть изначальное «я-сознание» абсолютного субъекта ничем не опосредованно, вернее опосредованно «ничем». Нужно отметить, что понятие «ничто» здесь скорее подобно тому, что современные физики называют квантовый или физический вакуум. Как говорит С. Алеманов: «Само понятие «физический вакуум» появилось в науке как следствие осознания того, что вакуум не есть пустота, не есть «ничто». Он представляет собой чрезвычайно существенное «нечто», которое порождает все в мире, и задает свойства веществу, из которого построен окружающий мир. Он представляет собой «пространство» виртуальных, то есть никак не проявленных частиц, не обладающих никакими свойствами, то есть находящихся в особом, «нулевом» состоянии. Это сложно представить. Ведь если что-то никак не проявляет себя в этом мире, значит, оно не существует. Но при этом вакуум постоянно «кипит», то есть виртуальные частицы все время на мгновение выныривают в реальность, то есть появляются из ничего и тут же исчезают… В настоящее время уже известно, что вещество своим происхождением обязано субстанции вакуума и все свойства вещества задаются свойствами физического вакуума. Наука все глубже проникает в сущность вакуума. Выявлена основополагающая роль вакуума в формировании законов вещественного мира. Уже не является удивительным утверждение некоторых ученых, что «все из вакуума и все вокруг нас – вакуум»». Подытоживая, абсолютное сознание, имеющее природу как бытия, так и не бытия, называемое в традиции Шива, является источником и основой любого проявления. Его сила осознавания называется Шакти. Первой и главной активностью абсолютного сознания является осуществление перехода себя от небытия к бытию и обратно посредством свидетельствования этого перехода.

Казалось бы, думать, что сознание, которое по своей истинной природе является субъектом или «знающим», может стать объектом – это внутреннее противоречие. Как может «Я» стать объектом моего знания? Если я делаю себя объектом моего знания и говорю «это есть я», тогда я не «это», а тот, кто знает. Попытка узнать себя как объект подобна попытке увидеть свои глаза. Глаза всегда будут «провидцами», они никогда не могут быть «видимыми». Если я указываю на отражение своих глаз в зеркале или пытаюсь отделить мой глаз как объект и говорю: «это мой глаз», это отражение или отдельный «глаз» не является истинным глазом; то, что является видящим отражение или видящим отдельный глаз – это истинный глаз. В миг, когда глаза становятся объектом, они перестают быть глазами. Подобным образом, Сознание, или Я перестает быть Я в момент, когда оно становится объектом. Реальность, которая есть Я, поскольку она является сознанием, она является субъектом, а не объектом. Хотя субъект не может стать объектом, все же при переживании сна мы обнаруживаем, что субъект становится также и объектом. Тщательный анализ переживания сна покажет, что здесь «Я» есть тот, кто видит, или тот, кто спит, а не то, что видится, или то, что снится. И все же верно, что объект сна – это моя собственная проекция и, следовательно, верно, что «Я» стал также объектом сна. Этот аспект переживания сна ясно указывает на три вещи: а) что субъект может проецировать, или становиться объектом, б) что проецируемый объект, по существу, един с субъектом, так как субстанция или материал объекта сна – не что иное, как сознание, и в) что субъект, даже после проекции себя в виде объекта сна, остается субъектом как тот, кто видит сон. Таким образом, переживание сна открывает очень важную и значительную истину о том, что субъект, несмотря на то, что остается субъектом, одновременно становится объектом, т.е. проецирует объект. Нет логического противоречия между логической истиной, что Я, или субъект, перестает быть Я, если он становится объектом, с одной стороны, и тем фактом, что субъект становится объектом во сне, с другой стороны. Относительно снов говорится, что объект един с субъектом не в том смысле, что «видимое» есть «видящий», а в том смысле, что субстанция объекта сна является тем же сознанием, каким является и субстанция субъекта. Объект сна сделан не из материальной субстанции, а из ума или сознания. Объект сна не «реальный», а «идеальный». Он сделан из идей, или умственной субстанции, которая есть не что иное, как Сознание. Объект – это отражение, или проекция, субъекта и, следовательно, в сущности, он един с субъектом. Конечно, в смысле «знающего», а не в смысле субстанции или материи, субъект остается субъектом даже во сне и никогда не становится объектом. Таким образом, совершенно правильно сказать, что субъект остается субъектом и все же, в то же самое время, становится также объектом.

Далее, предопределяющий возможность осуществления процесса внешнего проецирования «разрыв» Единого и Неделимого – невозможен без присутствия изначальной потенции (импульса) к данному «разрыву». Никакое осуществление невозможно без наличия силы (потенции, воли, желания) к данному осуществлению. Таким образом, творение на этом этапе (садашива) представлено своей абсолютно-потенциальной формой, являя собой чистый потенциал любого возможного творения, а не актуальную реализацию творения любого вида. К. Мишра говорит: «Это состояние описывается как «единство-в-различии» (ахамидам – «Я есть это»)… Оно аналогично однородной жидкой среде яйца павлина, где многообразие цветных перьев павлина полностью погружено в однородное единство яйца, хотя различие там потенциально содержится. В этом состоянии желаемый объект существует пока только в форме единого Сознания… Различие между миром (вачака) и объектом (вачйа) еще не проявилось, они оба существуют в неразделенной форме. Сознание объекта (идам) уже дало ростки, но все еще остается неотличным от субъекта (ахам)». На этой стадии цельного нерасчлененного восприятия всего, что хочется узнать, отсутствует последовательность и отсутствует разделение на слова и референты. Состояние, соответствующее этому уровню, можно пережить в сильных эмоциональных состояниях, при внезапном воспоминании о неотложном деле; неожиданно сталкиваясь с чем-нибудь, вселяющим ужас; неожиданно встретив кого-то; между мыслями. Это то, что как нить связывает мысли, то что существует до их проявления.

(4) Ишвара-таттва

Вторым шагом процесса внешнего проецирования (сотворения) можно было бы описать как «представление» или «воображение», где будущее творение, то есть мир познаваемых объектов, являет собой лишь мысле-образ. Это состояние идамахам – «это есть Я». Оно еще находится в общих рамках единства-в-различии, но здесь акцентировано различие (идам, или «это»), поскольку различие более проявлено. Субъект полностью вообразил объект, однако объект продолжает существовать в субъекте как мысле-образ. Здесь сохраняется восприятие целостности при демонстрации разницы между словом и референтом. Ни одна мысль не формируется без сочетания ее с каким-то словесным образом. Эти слова-образы присутствуют в сознании как идеи-семена феноменов и являются сутью осознанных или бессознательных процессов мышления. Мысли, слова-образы и объекты, познаваемые посредством слов-образов – три элемента, составляющие процесс мышления. То есть, это тот уровень сознания, с помощью которого осуществляются процессы мышления и понимания, т.к. оно на этом уровне содержит слово-образ, значение слова и единую идею их обоих, сияющую внутри сознания.

(5) Шуддхавидйа-таттва

В этом состоянии сознания мир полностью реализован, или облечен во внешнюю форму. Объект проецируется из субъекта и становится как бы на одном уровне с субъектом. Поэтому это состояние описывается как «Я – есть, и Это – есть» (ахам ча идам ча). Различие полностью очевидно, настолько, что оно кажется независимым от единства, которым является знающий (субъект). Но, хотя оно и кажется независимым от знающего Я, все же Я (Шива) знает, что оно не отлично от Него. К. Мишра говорит: «Само по себе наличие идам – это не неведение; идам может быть результатом не неведения, а сознательной само-проекции. Неведение состоит в чувстве, что идам отличен от субъекта». На этом уровне присутствует ясное различие между словом и его референтом. Это единство в различии, где различие манифестируется как сформированный образ, оформленная речь, с помощью которой происходит обмен информацией. То есть ее можно воспринимать и произносить. Дальнейшее развертывание процесса нисходящего проецирования приводит к тому, что возникает состояние, в котором самодостаточность сознания, сохранявшаяся на предыдущих стадиях, постепенно сокращается (майа, канчуки), происходит самоограничение в разных спектрах. Это ведет к появлению ограниченного воспринимающего субъекта, над которым доминирует майа и 5 канчук, определяя сферу его опыта. Затем появляется пракрити в состоянии равновесия трех гун. Затем – остальные производные до притхви – неодушевленной (лишенная самосознания) материи.

С. М. Джайадхар, А. М. Джайадхар