Архетип Тени в юнгианском психоанализе и в тантризме Бхайравы и Кали

  1. Тень в юнгианском психоанализе

Тень — относительно автономная часть личности, складывающаяся из личностных и коллективных психических установок, не могущих быть пережитыми из-за несовместимости с сознательным представлением о себе.

Фигура Тени персонифицирует собой всё, что субъект не признаёт в себе и что всё-таки — напрямую или же косвенно — снова и снова всплывает в его сознании, например, ущербные черты его характера или прочие неприемлемые тенденции.

Тень, как низшая часть личности, представляет собой совокупность всего, чем человек не хочет быть, она во­площает несовместимое с сознательно избранной установкой.

Тень — это то, что человек считает низким и аморальным в себе, в своей личности.

Архетип Тени проявляется в примитивных инстинктах и демонстрирует все то, чего человек боится, отвергает, отталкивает, но в какой-то степени страстно жела­ет —  все, относящееся к звериному началу – жестокое, низмен­ное, коварное, деструктивное, антисоциальное. Эти бессозна­тельные соединения объединяются в автономную личность, своего рода «анти-Я» (субличности), компенсаторно допол­няющие Эго.

Shmashan Bhairava2

Тень – центр личного бессознательного. Сюда входят жела­ния, тенденции, переживания, которые отрицаются индиви­дуумом как несовместимые с существующими социальными стандартами, понятиями об идеалах и т.д.

Итак, тень — это подсознательные желания, несовместимые с социальными стандартами. Это некий низший уровень сознания по отношению к современному обществу, и это некто, кто хочет делать то, чего мы себе уже не позволяем, мистер Хайд нашего доктора Джеркила. Человек подозревает в себе эту чуждую личность, когда войдя в раж, потом оправдывает себя: «Это не я, на меня словно что-то нашло». То, что на него «нашло» — это первобытная, неконтролируемая, животная часть личности — Тень.

Тень – это скрытая, подавленная, низшая и обремененная  виной  часть  личности,  корнями своими уходящая в животный мир – мир наших предков и таким образом вмещающая целый исторический пласт бессознательного.

Чем более развита позитивная сознательная установка, тем благопристойнее и приличнее поведение человека, тем строже он следует коллективным нравственным и моральным нормам, тем большей компенсации требуют дремлющие в нем перво­бытные разрушительные инстинкты. Сон разума порождает чудовищ.

В сновидениях архетип Тени изображается с помощью тем­ных, мрачных /темнокожих/, уродливых фигур, одного пола со сновидцем. Персонаж Тени наделяется негативными свойства­ми и качествами, совершает мерзкие поступки От его фигуры веет иррациональными ужасом. Тень может выглядеть могу­щественной, жестокой, обладать сверхъестественными способ­ностями. Архетип Тени, как феномен коллективного бессозна­тельного, вторгаясь в сознание индивида, порождает негатив­ные проекции и проективные идентификации, следствием ко­торых могут быть разрушительные психические конфликты, деструктивные действия, психосоматические нарушения.

Астрологически, Тень представляет собой зодиакальный архетип Плутона, владыки Подземного Мира и вечного противника главы богов — царя Неба и Земли. Противостояние — его сущностная черта. Римский бог подземного мира рождается как Ведийовис: не-Диовис, то есть анти-Юпитер по отношению к Юпитеру-Богу. Один из мифологических образов этой борьбы — битва Громовержца Индры со Змеем, укравшем стада туч у небесного владыки и сковавшего энергию природы — подобно тому, как сдерживает наши силы масса неосознанных представлений и проблем, содержащихся в бессознательном.

Планета Плутон символизирует наиболее недоступные сознанию страсти и физические инстинкты человека (которые также должны быть не менее сильны, чем разум человека: чтобы человеческий род хотя бы обеспечил своё воспроизводство).

Тень пробуждает дремлющую в человеке энергию, не позоляя Персоне превратиться в застывшую маску.

Плутон — скрытый от нас потенциал сил, и наша задача им воспользоваться. В этом и роль Тени: человек, лишённый Тени, потерял бы способность трансформировать себя и скоро прекратил бы своё существование.

Тень имеет несколько слоев:

  1. То, что мы не замечаем (мало травмирует нас).
  2. То, что приносит нам отрицательные эмоции.
  3. Те вещи, для принятия которых требуется много времени, которые сильно напрягают личность, вызывая аффект через инвазии /вторжения/. Это может привести к расколу сознания, сужению его возможностей – меньшее представление о самом себе, особенно если Персона сильно их подавляет.

Если эти слои проявят себя все одновременно, это может разрушить Эго.

Во сне и фантазиях Тень приходит в виде пугающих живот­ных, неожиданностей, страхов, травмирующих эффектов.

Юнг считает, что формирование Тени начинается в раннем детстве, когда ребенок сталкивается с тем, что отец и мать ру­гают и наказывают его за желания и поступки. Слабое Эго еще не способно разобраться в сложной, запутанной сети пред­ставлений о добре и зле, оно предпочитает вытеснить и забыть все, что взрослые называют и считают нехорошим. Таким об­разом, отторгнутыми оказываются целые аспекты личности, ее душевной жизни. Отщепляясь, они становятся автономными, обрастают эмоциями и чувствами, приобретают определенный энергетический потенциал и, в конце концов, складываются в мощное анти-Я, антипод Эго. Эта Тень до поры до времени «сидит в засаде» и ждет удобного момента, чтобы вторгнуться в сознание и отобрать у Эго частицу власти над поведением и поступками личности, а то и захватить эту власть целиком (психоз).

Осознание Тени – сложная и мучительная задача. Обычно все негативное проецируется на других, на внешний мир. Если человек в состоянии увидеть собственную Тень и вынести это знание о ней, задача хотя и в незначительной части, решена: уловлено по крайней мере личное бессознательное.

Человек не обязательно отрицает Тень: порой теневые качества личности спокойно сосуществуют с ней. Если над индивидом не слишком довлеет социальный идеал Персоны, он склонен позволять себе иметь недостатки, которые заполняют его внутренний досуг и в то же время позволяют расслабиться и уйти от внешней жизни, которая требует постоянных усилий над собой. Эти внутренние тенденции могут незаметно взять верх над внешними требованиями, что может приводить к утрате персоны, роль которой — в адаптации индивида к миру, что ведёт к его неадекватному поведению среди людей, порой неявному для него самого. Поэтому, как пишет Юнг, человек, которым владеет Тень, всегда стоит на своём собственном пути. Бросая тень отрицания на всё своё существование, он производит на других неблагоприятное впечатление и сам отвергает свои реальные жизненные перспективы.

Как аналитический психолог, Юнг пришёл к выводу, что бесполезно отрицать Тень или пытаться её подавить. Человек должен найти пути жить в тёмной стороне своей личности, от этого часто зависит его психическое и ментальное здоровье. Принятие тени требует значительных моральных усилий и часто разрушает милые сердцу идеалы, но только потому, что они слишком завышены или основаны на иллюзии. Опасность полного подавления Тени в том, что тогда она выростает в бессознательном до чудовищных размеров и только ждёт случая, чтобы проявиться наружу, возобладав над остальной личностью, по пословице «в тихом омуте черти водятся». Но и выявление Тени также уводит человека внутрь себя, и с ней связаны опасности чисто внутренней жизни (прежде всего социальная неадекватность и потеря интереса к миру).

Тень нельзя игнорировать, ибо можно, не осознавая этого, оказаться в ее плену. И наоборот, чем полнее осознать Тень, тем гармоничнее становится личность и ее отношение с окружающей средой. Тень – не только обратное отражение Эго, также хранилище жизненной энергии, инстинктов, источник творчества. Тень уходит своими корнями в коллективное бес­сознательное, а поэтому может дать доступ индивидууму (и аналитику) к материалу, который обычно недоступен Эго и Персоне.

Признание своей Тени и интеграция ее в целостную систе­му индивидуальной психики необходима для психического здоровья. Если негативное качество или желание осознано, его можно преодолеть, избавиться от него. Но вытесняемые свой­ства становятся тем сильнее, чем больше человек стремится их подавить. Типичное отношение к своей Тени – попытка спрое­цировать ее качества на других людей Именно так формиру­ется «образ врага», расовые и национальные предрассудки .

Потеря связи с бессознательным, с Тенью, игно­рирование ее требований грозит бедой, необходима ин­теграция теневой стороны бессознательного – осознание его. В итоге человек должен решить, что сделать из Тени: врага или друга, а успешная индивидуация возможна не через конфликт, а путем договора.

На­ряду с отрицательными сторонами и функциями Тень содер­жит ценности и информацию, в которых нуждается сознание, но в такой форме, что их трудно интегрировать и включить в свою жизнь. Поэтому в юнгианском анализе принято не унич­тожать Тень, искореняя любые возможности ее присутствия в системе психики, а достигать с нею соглашения. Станет ли Тень нашим врагом или другом, зависит только от нас самих. Тень – это не обязательно противник или соперник, это такое же человеческое существо, как и сознательное Я, с которым последнее должно сосуществовать, поскольку нуждается в нем. Тень делается враждебной лишь тогда, когда она игнорируется или отрицается. В сновидениях индивидуация Тени, ее призна­ние   представлено   разнообразной   архетипической  символикой (драконы, насильники, монстры-трупы, отвратительные пауки – свидетельство нежелания видеть в себе злое, разрушительное начало).

 Первый этап индивидуации (самосовершенствования) – осознание Тени. Если мы признаем ее реальность, то можем освободится от ее влияния. Кроме того, осознание личного бессознательного – путь лик­видации неврозов. Второй этап индивидуации – нахождение путей для позитивных договоров с тенью, с целью гармонизации всех составляющих частей индивида.

 

  1. Тень и работа с ней в Махакалагни марге

На начальном этапе пути адепту разъясняются метафизика внутренне-внешнего мира, цели, препятствия к ним и правила игры.

В правила входит следование некоторым принципам: придерживаться одних вещей и избегать других вещей. Однако это не декларируется путем к самореализации, к обожествлению. Поскольку лишь путем следования своду священных поведенческих заповедей и запретов — собственные глубины не укротить, не упорядочить, не перенастроить. Сила заповедей не может эффективно простираться на все наше существо. Есть могущественные сферы, силы, влияние священных заповедей на которые, в силу природы вселенной – минимально.

Адепты тантризма знают о Тени и ее огромной силе. Так же как юнгианцы считают, что первый этап индивидуации – осознание тени и работа с ней, адепты тантризма считают, что одним из первых этапов тантрического обожествляющего самосовершенствования — является изучение Тени, обнаружение ее в себе, изучение способов позитивного с ней взаимодействия.

Основные божества-иштадэвы Махакалагни Марги – очень древние, и в силу этого – очень полисемантичные, многоликие, парадоксальные. Они олицетворяют цельность и многогранность реальности, нашей природы. В силу этого, Тень является одной из их граней. Бхайрава  является предводителем не только богов, святых и мудрецов, но и предводителем титанов, демонов и криминалитета.  Восьмерка бхайрав, как и восьмерка матрик – матушек, помимо других значений, олицетворяет и восемь компонентов, образующих Тень.  Рассмотрим восьмерку бхайрав, плюс девятого центрального Бхайраву.

Велик Аситанга Бхайрава, прославленный темный Бхутараджа – владыка тьмы и черной магии, малефик, некромант, кому служат демоны, злые духи, духи умерших, оборотни, заражающие смертью грызуны и ядовитые змеи. Велик Бог, кто в верхнем небе как Сатурн, в среднем мире — как индиго, и в нижнем мире — как черная змея. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Руру Бхайрава – владыка природы и ее сил, дикарь, таковый как есть, подобный оленю, божественный даже тогда, когда проявляется как дикий зверь, чистый даже тогда, когда проявляется как бродячая собака, древо, дающее плоды, обнаженный, первозданный, предок, хранящий учение. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Чанда Бхайрава – ужасный, жестокий, свирепый, бог войны, великий полководец, стратег и воин, заливающий кровью землю и покрывающий ее телами, хищный зверь, давящий врагов, отнимающий имущество, пожирающий жертвы, неистовый в битве, горячий и страстный, гневный во главе гневной дружины, твердый как опора земли и безжалостный к врагам. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Кродха Бхайрава — Бог-демон, пьющий слезы, наделяющий страданиями, раскаленный, истребляющий яростью, чернеющий гневом и злобой, безумный от ненависти, проклинающий, терзающий, страстью пылающий, демонами ада повелевающий, бешенством испепеляющий. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Унматта Бхайрава – владыка хаоса, безумный, опьяненный, цельный, разный, непредсказуемый, высшей мудростью помешаный, неистовый, сумасшедший, бешеный, единый, в ком все различное целостно, в ком едины тонкое и грубое. Он как растение дурман, с ума сводящий, и безумием высшей мудрости достойных наделяющий. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Капали Бхайрава – оторвавший голову богу-творцу Брахме, могучий, победоносный, монстр, преступник, нарушитель, ужасный, свободный, атаман криминального братства преступников, вольный, находящийся вне закона и социума, нонконформист, не поддерживающий общепринятые заблуждения, крушащий рамки правил, табу, ортодоксальных путей и предрассудков, аскет, любящий Богиню и любимый ей. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Бхишана Бхайрава – грозный, чье имя Ужас, от кого бегут, чтобы спастись и уберечься. Этот Бог — в трепет повергающий, зловещий, устрашающий, жуткий монстр, вселяющий в сердце ужас, пугающий, тот, кто пробуждает тревогу и собой рождает сильный страх, Бог, одним своим видом вызывающий шок, отчаяние и сводящий с ума, кошмарный, неодолимый, чудовищный, убивающий ужасом. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Самхара Бхайрава – Бог-крах, Бог-убийца, разрушитель, великий всепожирающий уничтожитель, переваривающий, растворяющий собой в себе же. Это отец распада, смерти и разрушения, истребитель, вбирающий все в себя, изничтожающий все, что существует во вселенной, как живое так и неживое, сила, перед которой не устоит никто и ничто, Он есть конец богов и демонов, конец вселенной, завершение и конец всего. Бог велик силой своей шакти. Бхайрави поклонение.

Велик Калабхайрава – Старший Бхайрава — неописуемый, черный, в ком все исчезает, пылающий огнем махапралайи, великий, непобедимый, пожирающий, убивающий и тотально уничтожающий все, разрушитель даже великих разрушителей, убийца даже великих убийц, истребитель всего – богов, демонов, титанов, всех существ и всех миров. Черный, необозримый, всепоглощающий. Его зубы прокалывают и перемалывают все. Пасть его огромна и он пожирает весь мир, своим чревом переваривая все вселенные, все, что есть в них. И все исчезает. Он есть завершение всех завершений, конец всех концов, смерть всего. Бог велик силой своей шакти. Кали Бхайрави поклонение.

Как мы видим, девять бхайрав олицетворяют не только различные грозные и ужасные стихии «внешнего мира», но в первую очередь — различные качества Тени. Эта девятка образует восьмиконечную «звезду хаоса», лучами которой служат разрушительные, опасные, грозные, дикие энергии.

При этом, это не символ враждебного зла, это не те проклятые боги, от которых адепту полагается убегать, воздерживаться от общения с ними. Наоборот – это боги, дарующие силы и качества, полезные в деле обожествляющей самотрансформации. Это, также, проявления великого губителя профанов и великого защитника адептов — Кшетрапала Бхайравы, это боги-защитники, охраняющие восемь направлений света: внутреннего и внешнего мира. И, наконец, эта девятка богов есть манифестация нуменозного сверхбожества — Махакалабхайравы:

Велик Махакалабхайрава, – зияющая великая, черная, необозримая, всеодолевающая бездна, чья бескрайняя тьма рождает и содержит в себе весь свет, излучает и пожирает его. Славен Махакалабхайрава, его пламя превосходит мощью сто тысяч пожаров калагни. Он есть Калабхайрава, исторгший из себя корону своих манифестаций, а его шакти – Махакали Бхайрави, ей поклонение. Велик Бог — необъятный, бездонный, необозримый мыслью, обладающий силой всех Бхайрав и превосходящий эти силы, всесильный, непобедимый, всепожирающий, смерть для времени и пространства. Он есть завершение всех завершений, смерть даже для смерти, конец всех концов. Он есть начало всех начал и он есть Адибхайрава.

Велик Адибхайрава, единый со своей Адибхайрави, и величие это несравненно. Это Абсолют, Совершенство и Самарасья, чудесный, парадоксальньный, свободный и неисчерпаемый, без недостатка, не ослабленный, единая основа и сила всего, потусторонний, но также и везде присутствующий. Описания и объяснения могут лишь грубо намекнуть на суть, так как это Субъект, а не объект наблюдения и описания. Адибхайрава — совершенный, ибо он есть суть Парабхайрава, а его шакти есть Парабхайрави – Ануттара. Это есть Адигуру, Махагуру, Садгуру – великий, совершенный божественный учитель.

У стороннего читателя возникает вопрос: каким это образом данная группа богов, олицетворяющих различного рода деструкцию и негатив, может быть полезной в деле духовного роста? Какими же полезными качествами эти боги могут наделить адепта? Вот ответ на эти вопросы:

«Идущие тропой Калайамалы должны постигать аспекты Бхайравы и Кали, избавляясь через это от несовершенств и обретая разные совершенства.

Упасаки, желающие счастливой жизни и лучшего посмертия, могут просто поклоняться и постигать на доступном им уровне. Садхаки должны стараться постигать основные аспекты-манифестации. Каждый аспект помогает избавиться от определенных несовершенств, преобразовав их в совершенства. Они должны стремиться быть похожими на отца и мать в их проявлениях.

Можно ли бхайравайту быть трусом, а не тем, кого боятся? Можно ли быть побежденной жертвой, а не победоносным воином-хищником? Можно ли быть овцой, следующей тропой баранов под кнутом пастуха, а не вольным разбойником? Можно ли быть игрушкой сил ада, а не владыкой демонов страдания и гнева? Можно ли быть пьяницей, чей ум закован в убогие сансарные оковы, а не опьяненным богом мистиком? Можно ли не принимать законы природы и извращаться, следуя неестественным воззрениям и образу жизни?

Можно ли быть убегающим от смерти и разрушения вместо того, чтобы стать с этим союзником? Можно ли позволять себе проявлять лишь феноменальное, не особенно стараясь выйти за грань миров? Можно ли позволить себе быть однобоким и не идти по пути всестороннего совершенства? Можно ли позволить себе не стараться угодить матери и отцу, не следовать благородным принципам детей Калагни кулы, позорить ее, не заботиться о порядке в семейном чертоге и на вверенных тебе землях? Можно ли не заботиться о том передашь ли ты, и передадут ли твои собратья учение другим поколениям или нет, выживет и усилится ли кула или ослабеет и погибнет?

К лицу ли бхайравайту, в ком течет святая императорская кровь Махакалы и Махакали, вести себя не как принцесса и принц? Нет, не к лицу. Поистине, наша тропа – арйа марга, раджа пантха и по ней могут идти лишь и исключительно благородные, достойные существа. Не важно, к какой касте или расе принадлежишь внешне, важно, чтобы на самом деле, реально, ты был нашей крови, крови Черной Йамалы. И тогда этот путь для тебя, он не будет сложен и опасен, он не будет труден и бесплоден.

Стоит быть грозными и мудрыми колдунами, использующими во благо даже зловещее, как Аситанга и его Бхайрави. Быть природными и естественными, как Руру и его Бхайрави. Быть победоносными воинами, как Чанда и его Бхайрави. Испепелять все негативности, преображая их в совершенства, как Кродха и его Бхайрави. Быть одержимыми божественной интоксикацией внутренней сути, как Унматта и его Бхайрави. Быть гетеродоксами, не следующими законам профанов, как Капалин и его Бхайрави. Быть бесстрашными, наводящими страх на врагов, как Бхишана и его Бхайрави. Быть способными разрушить любые препятствия и заблуждения, как Самхара и его Бхайрави. Быть превосходящим миры и то что в них есть, как Кала и его Бхайрави. Быть всесторонне развитыми и совершенными, как всепобеждающий Махакала и его Бхайрави. Быть совершенными мастерами на путях Калагни Кулы, как я и моя Бхайрави. И тогда адепты быстро обретут себя Адибхайравой и Адибхайрави, реализуют плод трикасамарасьи.»

Как видно из текста, все аспекты тени могут приносить пользу и быть позитивными а не негативными качествами, силами.  И достижение этой цели облегчается тем, что Тень в лице группы бхайрав:

1) осознается, как нормальная и органически естественная часть мироздания;

2) осознается, как семья родичей, как естественная и органическая часть адепта.

Путь позитивной интеграции с Тенью включает в себя четыре пути:

1) осознавание-постижение;

2) трансформация;

3) сублимация;

4) мистико-магическая сделка.

Осознавание, постижение природы Тени и ее отдельных граней – избавляет от негативных последствий, вызываемых невежеством, по отношению к данному феномену. Невежество устраняется а знание-осознавение приобретается посредством самоисследования, созерцания, изучения метафизических текстов, иконографических образов, мифов, практических наставлений по трансформации, сублимации и мистико-магической дипломатии, использование магических зелий, ускоряющих адекватное осознавание.

Как наиболее эффективно реагировать на боль, страдания, депрессию, гнев, злобу, истерию и усталость? Как лучше всего использовать все это для обретения плода?

«Если пребываешь за пределами двойственности — ничего больше не требуется, и задача решена. Если непрерывное пребывание достаточно сильно затруднено — используй иные способы. Помни об образе иштадэвы и объясняй себе причины его образа, почему он выглядит так. Помни о реальной природе всего, и о том, что обуславливает дживу воспринимать страдания, и что мешает воспринимать реальную природу этого. Путь к успеху в любой практике цикла Самхара и Кродха в расслабленном созерцании глубокой сути и в том, как эта суть проявляется. Тогда ты поймешь, почему и зачем суть и ее энергия проявляются как страдание, обретая стабильность в нестабильности, истерии, покой — в истечении гневом, холодное равновесие невовлеченности и беспристрастности — в злобе, чистую ясность – в ярости, духовный подъем и блаженство – в депрессии, и оргазм — в боли.

Если есть вера в образ иштадэвы и есть желание постичь секреты ада и ветров его энергий, есть все иные главные качества каула-тантрика, то дело приведет садхаку к успеху.

Имей гордость садхаки-бхайравайта и иштадэвы. Уважай себя, уважая иштадэву. Обретай внутреннюю гармонию и цени ее как высшую драгоценность, не меняй ее на псевдогармонию сансары. Это приведет к неподчинению страху и углубит ощущаемую суть и возвысит над сонмом зверей, иные из которых имеют облик человека.

Знай, что страдания души и тела – это врата в Самореализацию, это шансы, это путь и методы, это свет, идущий из океана, безбрежного и неохватного мыслью. Также как ты познаешь Бога в удовольствии: ментальном, эмоциональном и физическом, необходимо познавать Бога в страдании: ментальном, эмоциональном и физическом. Исполняющий этот завет верен иштадэве и пути, неисполняющий – извращенец, раб греха, нечистый и загрязняющий мир и путь Черной Кулы своим присутствием.

Используй врата и силу страха, страданий и страстей, когда они охватывают тебя. Иногда совершай медитативный ритуал, вызывая их искусственно, когда ты готов к успешной работе. Постигнув их суть, силу и форму в себе, ты осознаешь и постигнешь суть всего этого в так называемом внешнем мире.

О, Отец, что есть чернота гнева и злобы, ярость и воспаленное раздражение?

Бхайрава сказал: «Чернота гнева и злобы есть проявление черноты изначального бездонного пространства Махашуньи. Ярость есть проявление яркости океана света, наполняющего это пространство. Воспаленное раздражение есть отражение Совершенства в форме пребывающих в гармонии с собой и с миром. Правильно познав гнев, злобу, ярость и раздражение, ты видишь их истинную совершенную природу и выходишь из порабощающего влияния сансарической кармы, ждущей плутающего петлями адских троп.

Также созерцай расслабленно, пристально и непрерывно мутный вихрь сильной усталости сознания и тела. Отдайся этому созерцанию, увидишь яркое совершенство своей изначальной божественной природы. Омываясь кровавым дождем, облегчай душу в спонтанной релаксации, в следовании своей естественной природе. Следуя вихрям узоров мировой гармонии, мистик-бхайравайт обретает праведность, гармонию, истину. Каула, взрывающаяся яростью предельного накала сознания, производимого силой мантры, дает исполняющему медитативный ритуал, освобождение и безграничность запредельного состояния.»

Трансформация основана на осознавании сути феномена и на использовании различных премов: творческого изменения восприятия созерцаемого феномена, визуализации, преображающих заклинаний, энергетической переплавки, мистико-магических ритуалов, включающих использование ритуальных действий, включая внешние действия, использования ритуальных предметов, магических зелий.  В результате трансормации, силы Тени воспринимаются адептом, в качестве его собственных, божественных качеств и способностей, которые он волен направлять на пользу. При этом, адепт воспринимает себя высшим божеством.

Суть сублимации – перенаправление различных импульсов Тени на те сферы и объекты, воздействие Тени на которые, как максимум, будет полезным в жизни духовно развивающегося существа, и как минимум – минимально вредоносными. Многое из технических средств, используемых для трансформации, используются и для сублимации.

Приведу примеры сублимации.  Жадность к деньгам можно сделать жадностью к познаниям, трусость – страхом перед судьбой профана.

Ужасный заряд накопленного гнева не обязательно должен привести к убийству и тюрьме, или же к разрушению собственной психики и впадению в безумие. Он может быть перенапавлен на магическое выжигание несовершенств внутри и вовне индивида – посредством воли и визуализации. В крайнем случае, разрушительный гнев можно направить на предмет, олицетворяющий дисгармонию и помехи. И в самом крайнем, когда от не разумного убийства массы людей, от почти неконтролируемой жажды крови отделяет лишь маленький промежуток времени – направить на совершение ритуального убийства животного – во время охоты или ритуала в храме, или на врага – во время войны.

Вот один из примеров медитации, включающей в себя осознавание, трансформацию и сублимацию:

«В сердце совершенного пространства, что не пространство вовсе, созерцаем амрита биджу. Амрита биджа манифестирует из себя биджу А, которая становится джайа биджей. Джайа биджа излучает мантру действия, дополненную мантрой гнева. Та превращается в мир-мандалу.

Посередине океана крови, окруженного кольцом острых бриллиантовых лезвий, окруженных кольцом яда, окруженного кольцом огня, возвышается материк.

Этот мир подобен пустыне – матери всех пустынь, подобен полю боя — прародителю полей боя, подобен шмашану – прародителю всех шмашанов. В нем царит мрак, освещаемый лишь огнями кремации. На пустынных равнинах, усыпанных золой и прахом сожженных трупов, в пещерах и ущельях бесплодных и зловещих скал, по берегам кровавых рек, впадающих в океан, живут ужасные существа: ракшасы, веталы, бхуты, преты, пишачи и другие демоны и духи.

Посередине этой земли находится черная каменная гора. На ее плоской вершине стоит восьмиугольный дворец священной самхары. Дворец сложен из сырых, полусгнивших и высохших черепов, имеет восемь стен и восемь дверей. Тут и там пол покрывают лужи крови, по полу раскиданы человеческие мозги. Колонны дворца сделаны из позвоночных столбов титанов, обвитых ядовитыми змеями. Потолочными балками служат скелеты драконов. Арки входов и верхние части колонн украшают черепа убитых демонов. Драпировки занавесей сделаны из кишок и костяшек фаланг пальцев. Сверху пространства между колонами и стропила украшают гирлянды вырванных человеческих и прочих глаз, языков, отрезанных ушей, носов и конечностей.

Куполом этого храма-дворца служит череп Брахмы. Его венчает черный трезубец, возвышающийся в центре триконы, продетый сквозь сердце и украшенный на развилке Звездой Хаоса. Зеленый ядовитый дым сочится из отверстий в стенах чертога, по стенам и куполу змеятся молнии. Змееподобные бледные молнии расползаются из дверей по камням скалы во все стороны.

Посередине дворца пылает огнем круглая поляна-жаровня, на которой растет свернувшийся черный восьмилепестковый магический лотос. Лотос распускается. В его середине находится кристалл пятеричной драгоценности. Кристалл растворяется, превращаясь в джайа биджу.

Джайа биджа растет, превращаясь в Сакала Самарасью. Центральная нижняя голова Самарасьи трубит в трубу из берцовой человеческой кости, и раздается тоскливый и ужасный рев, полный обреченности. Голова Калабхайравы произносит пранаву его сердца и все мироздание содрогается. Голова Кали произносит разрывающую душу биджу корня сердца, огненная голова издает страшный, безумный крик «А», совиная голова издает зловещее уханье, предвещая смерть мира.

Трезубец, звезда и трикона вспыхивают кровавым огнем, по всему шпилю пробегают белые молнии и зеленые всполохи. Из правого зубца выходит багровое солнце, пылающее огнем вселенского заката, и поднимается в небо. Из левого зубца появляется тонкий опрокинутый месяц, мерцающий бледным, мертвенным светом. Из серединного зубца выходит звезда, сияющая зловещим, чуждым, потусторонним сиянием и поднимается к самому зениту. Мир освещен.

Все головы Самарасьи ревут. Самарасья ударяет оземь своим посохом-палицей, делает взмах алебардой и разделяется на Махайамалу – Махакала Бхайраву Кауласиддхешвару и Махакали Бхайрави Кауласиддхешвари, кто есть – Самхаракродха Бхайрава и Самхаракродха Бхайрави, отца и мать гнева. Они находятся в сексуальном единстве. Глаза их горят слепящим светом заката.

Божества произносят мантру совершенства, затем – девятислоговую мантру могущества (действия). Тело Бхайрави порождает, проявляет восемь йамал, которые располагаются по кругу на лепестках лотоса.

Это: Бхишана Бхайрава и его Шакти на севере, Самхара Бхайрава и его Шакти на северо-востоке, Аситанга Бхайрава и его Шакти на востоке, Руру Бхайрава и его Шакти на юго-востоке, Чанда Бхайрава и его Шакти на юге, Кродха Бхайрава и его Шакти на юго-западе, Унматта Бхайрава и его Шакти на западе, Капали Бхайрава и его Шакти на северо-западе.

Божества произносят мантру гнева, затем девятислоговую мантру, затем пятислоговую мантру.

Кали манифестирует из себя андрогина в форме дракона Раху-Кету, взмывающего в небо. Она же проявляет под диском мандалы андрогина в форме Варуны, единого со своей Шакти, проявляющихся в виде гигантского черного спрута с тысячью щупалец, чья кожа покрыта глазами и пятиконечными пастями. И верхний и нижний андрогины – есть Бхайрава и Бхайрави.

Все существа вибрируют мантрой порождения войска. Из тел восьми богинь силой мантры порождаются и манифестируются вокруг дворца черные колдуны-махасиддхи, затем великие демоны и демоницы, дхармапалы и дакини. Тела этих существ порождают и проявляют менее могущественных ужасных существ, те – еще более мелких. Весь мир вокруг дворца заполняется армией ужасающих сил.

Центральные Калабхайрава и Кали разделяются. Вслед за ними разделяются и остальные восемь пар. За центральными Матерью и Отцом появляется по черному трону, сделанному в виде драконов и украшенному кровавыми рубинами и черными черепами. Пламя ауры Матери и Отца раздувается. Трезубцы власти и ваджры разрушающей силы в их руках темнеют, наливаясь смертоносной мощью, обрекая мир на уничтожение».

Кали сказала: «Узнай, как совершается призывание и действие, как празднуется победа и как она трансформирует мир и открывает великую победу. Это возможно, так как Бхайрава и Кали исполнены безграничных власти, величия и славы. Они садятся на троны и трубят в свои костяные трубы. Мир пронзает страшный звук. Владыки ударяют жезлами-тришулами оземь, глаза черных черепов загораются красным светом, от жезлов идет жар, на ваджрах вспыхивают белые искры. Владыки отдают приказ низким, вибрирующим, разносящимся по пространству голосом:

«Хэй, акхары Калагни кулы — разверните знамена кулы, дабы были повержены те, кто не в силах встать на тропу обретения крови и сердца, следуя изучению, проповеди, голосу сердца и здравому смыслу.

Позаботьтесь о тех, кто ярый враг кулы освобождения и самообожествления, кто враг мастерам и их ученикам. Уничтожьте силы вреда, те силы, которые дерзнули препятствовать обретению трикасамарасьи — плода дживанмукты! ХО!

О вы, черные священные держатели основ — прокляните своим ужасным проклятием, ведущим врагов к освобождению, силы, пытающиеся дестабилизировать мандалу и поток освобождения и самореализации. Обреките врагов на поражение, прокляните всю их судьбу, обращая проклятием к освобождению! ХО!

Вы, священные черные колдуны — создайте разъедающую стену проблем для тех злыдней и тупиц, что, не желая слушать учение, враждебно вторгаются в мандалу. Пусть магия вашего колдовства создаст для врагов проблемы, мешающие вредить, которые натолкнут их на стезю освобождения и преобразуют! ХО!

Вы, священные демоницы и демоны терзающие и соблазняющие, неутолимое желание возбуждающие, страшный зуд вызывающие — зачаруйте, подчините, поработите силы, враждебные освобождающей мандале. Привяжите их, запрягите в свои колесницы и загоните их до тех пор, пока они не будут готовы к действиям на Великой Тропе! ХО!

Вы, священные черные ракшасы, дети тьмы и ночи, гневом чернеющие, и вы священные огненные духи вражды и войны, распри и ссоры, вы, яростью пламенеющие — перессорьте, задерите, на части разорвите, убейте, сожрите врагов освобождающей мандалы, да так, чтобы они, переродившись, могли встать на святой путь и помогали практиковать святое учение! ХО!

Вы, священные упыри бледные, кровожадные — высосите энергию того, что пытается нарушить гармонию освобождающей мандалы, дабы энергия была трансформирована и аккумулирована как сияющая мощь мандалы. Пусть вашими усилиями враги утратят возможность вредить, будут подчинены своей обреченностью и мудростью учения и обратятся к обретению освобождения! ХО!

Вы, священные пишачи и вы, священные духи и призраки — претворите в страшные конкретные действия магию священных колдунов, создав неприятности и проблемы, запугайте врагов мандалы освобождения, дабы они не могли вредить и, склонившись пред силой марги, встали на путь! ХО!

Вы, священные демоны боли: пронзающие, жующие, мозжащие и нарывающие, ноющие и сверлящие, пилящие и ломающие — нападите на врагов. Замучьте их адской пыткой, дабы в ее огне они утратили свою скверну, а в ее накале увидели божественный свет и встали на стезю учения! ХО!

Вы, священные подлецы и негодяи, жулики и аферисты шарлатанствующие — обманите, подведите, разведите враждебные мандале силы, да так, чтобы не смогли они вредить освобождающему движению и чтобы постоянные неудачи натолкнули их на следование святому учению! ХО!

Вы, священные ночные разбойники, бандиты, грабители и воры, от имущества избавляющие — ограбьте и обворуйте тех, кто вредит и борется против освобождающей мандалы. Пусть приумножат их богатства казну нашу, а обворованные и ограбленные осознают бренность сансарических ценностей и придут к святому учению! ХО!»

Йамала произносит великую десятислоговую мантру магии уничтожения, ее божества ударяют древками флагов оземь.

Произносится гневная мантра приведения в действие.

Все священные демонические силы образуют кольцо войска. Их орды и легионы бесчисленны, они встают неодолимой круговой стеной. Ревут трубы из берцовых костей, гремят бубны, дамары, барабаны, обтянутые кожей врагов и литавры. Магическая сила Калабхайравы и Кали образует и перекидывает мосты через кольца крови, лезвий, яда и огня. Центральная Йамала вздымает знамена вверх и легионы тьмы, огненной крови и призрачного света идут в атаку. Сухопутное войско переходит по мостам, летящие по воздуху перелетают. Войско выходит в окружающий мир и начинает великую битву с врагами. Следует визуализировать ее во всех деталях и ужасных подробностях.

И вот все вражьи силы ослабляются, раздору, бедственному несчастью, смерти подвергаются, покоренными в черную Бездну ввергаются. Некоторые из враждебных феноменов исчезают и растворяются, другие превращаются в трупы, груды мяса и костей, а третьи трансформируются и становятся зомби истинной жизни и свободы, чье сознание мерцает ярчайшим блеском великого освобождения. Мандала мира очищена, свободна и приведена к великой жизни.

Силы Махакулы стекаются в мир мандалы смерти. Ревут костяные трубы, гремят бубны и дамары и победные кличи, возносятся к небу знамена. Владыки трубят в трубы и гремят дамарами. Они исполняют на инструментах пятигранную мантру, после чего слегка ударяют жезлами оземь и обращаются к войску: «О, дети наши верные, мы победили. Да отметим великий праздник свершением волшебного ритуала таттв. Возрадуемся, освобождая себя, открывая, обретая сокровища счастья, блаженства рактасахаджи.

Центральной йамалой произносится многослоговая мантра блаженства.

Воздух заполняется блюдами с мясом убитых врагов, а также со всевозможными другими кушаньями. Блюда опускаются к войску. Из земли появляются музыкальные инструменты и, издавая музыку и ритм, поднимаются в воздух.

Начинается дикий пир. Божества и рать вкушают мясо, пожирают органы, глодают кости, высасывая из них мозг. Еду запивают кровью и пьянящими, интоксицирующими напитками, такими как амрита, сома, вино, бханг и другими. Приходит радость сытости. Чаша с сомой в руках у центральной йамалы размножается, и подлетает к каждому из пирующих. Каждый напивается сомы. Опьянение становится таким сильным, что переходит в высшую мудрость.

Наступает время майтхуны. Все божества черного лотоса соединяются парами в сексуальный союз, все прочие тоже предаются майтхуне. Они совокупляются в разнообразных позах попарно и в иных пропорциях. Каждый из существ делает это по-своему, некоторые экстатически и буйно, иные более спокойно. Божества – как свойственно божествам, демоны – как свойственно демонам, пишачи – как свойственно пишачам. Пляска сотрясает землю, а воздух пронизывают крики, возгласы, стоны и вой любви. Творится полное безумие. Унматта ликует.

Мантра звучит в сердцах всех все сильнее и сильнее. Музыка и видеольные инструменты летают в воздухе, играет музыка, все гневные существа предаются неистовому буйному сексу, и ананда их единства активизируется, усиливается. Из пор тел женских божеств исходят слоги бидж и мантр, а также священное оружие и другие священные предметы. Из их влагалищ рождаются благие силы и пробужденные существа. Священные предметы распространяются во все стороны, наполняя и украшая собой вселенную.

Ритуал таттв раскаляется святостью и блаженством и достигает апогея. Тела божеств начинают светиться разными цветами, красивыми, чистейшими и яркими. Остальные существа тоже преобразуются в божества и тоже начинают светиться. От их тел во все стороны разливается разноцветный свет. Под воздействием этой силы почва, камни, черепа, скалы, дворец – все начинает светиться изнутри разными цветами, чистейшими и яркими, как лучи света и драгоценные камни.

Ужасный мир Великого Шмашана и вся вселенная превращается в освобожденный, полный блаженства мир чистых шакти, манифестаций Парашакти, сотканный из световых вибраций бидж и мантр. Звучит джайа биджа, ибо все и есть она. Первый порядок очищен.

Постепенно мир, который есть вибрация джайа биджи становится все более хрустально, кристально прозрачным. Биджа порождает корень сердца Матери, та – А, и, наконец, все растворяется в А, которая поглощается амрита биджей, которая уходит, завершаясь астра биджей, погружается в неописуемую пустоту изначального сознания, откуда все и возникло».

И, наконец, мистико-магическая сделка с тенью: уступить Тени в меньшем, чтобы она не навредила в большем. Приведу пример.

Мощнейший сексуальный импульс может толкнуть кого-либо на неправильное сексуальное поведение:

— зачатие ребенка от не подходящей для семейного союза с адептом женщины;

— изнасилование;

— вступление в сексуальный акт с чужой женой, или в таковой акт за спиной своего мужа, с последующими тягчайшими страданиями от чувства вины, оскверненности и бессилия избежать ситуации впредь;

— строжайшее перманентное подавление в себе сильнейшего сексуального желания, импульса, что может привести к саморазрушению психики человека, или даже к разрушению его физической жизни.

Если мистик не на столько продвинут, чтобы решить вопрос сильнейшего сексуального тяготения к кому-либо на уровне осознания, трансформации и даже сублимации – он может, как крайний минимум, уступить Тени: «Хорошо, я пойду на это. Но это будет происходить как мистическая практика, включающая сексуальный компонент, это произойдет не многократно, это произойдет при весьма конкретных обстоятельствах, в определенное время и в определенном месте».

С точки зрения общепринятой морали данная сделка – грех, «договор с Сатаной». Однако адепт отлично понимает тягчайшие последствия не совершения такой сделки с тенью. Посему его гармония и мораль – сильно отличаются от профанических эквивалентов своей конструктивностью, прибеганием к принципу меньшего зла.

В жизни адепты применяют все четыре способа позитивной и полезной интеграции с Тенью. Теоретически, тому кто в совершенстве владеет осознаванием, не нужна трансформация, тому, кто в совершенстве владеет трансформацией, не нужна сублимация. И, наконец, тому, кто владеет сублимацией в совершенстве, плюс владеет осознавнием и трансформацией – не нужно заключать сделки с Тенью, исходя из принципа меньшего зла. В практической жизни все не так стройно и однородно. Бывает так, что для оптимизации Тени в одних ситуациях — достаточно одного осознавания, в других ситуациях – приходится подключать трансформацию, и так далее.

В  заключение скажу, что тантризм не только признает существование Тени, признает и использует юнгианские методы гармонизации и духовного развития, но и имеет богатый опыт изучения феномена Тени и ее свойств, а также включает в себя массу специфических, аутентичных методик, которые помогали и помогают человеку со времен палеолита до наших дней.

А. М. Джайадхар

Список литературы, использованной при написании монографии

К. Г. Юнг. Сознание, бессознательное и индивидуация

К.Г. Юнг. Архетип и Символ.

К. Г. Юнг. Архетипы коллективного бессознательного

К. Г. Юнг. Борьба с Тенью

Э. Нойманн. Происхождение и развитие сознания

А. В. Безруких, О. М. Пиляаина.  Архетипы в психотерапии

Семира. Архетипы Юнга и Астромифология

Махакалагни Кула Тантра

Рудрайамала Тантра

Вигйана Бхайрава тантра

Куларнава Тантра

Кали Тантра

Камакхйа Тантра

Сваччханда Бхайрава Тантра