Введение в систему 36 таттв

Недвойственный тантризм Бхайравы и Кали, как и весь Кашмирский Шиваизм в целом, оперирует развитой системой многомерных символов и связанных с ними психотехник, знания о которых передаются посредством института духовного наставничества. Такой подход позволяет выйти за рамки субъективности индивидуального спорадического мистического переживания и обеспечивает возможность если не полного, то, по крайне мере, частичного их описания и ретрансляции. Способом исследования здесь является комплексное изучение и анализ философских текстов данной и других традиций, самостоятельное исследование собственного сознания и мира вокруг как с помощью логических построений, так и с помощью непосредственных переживаний, данных в ощущениях, медитации, а также интуитивные озарения. Инструментом исследования является сознание и непосредственный опыт, который в свою очередь наблюдается и осознается. То есть, сознание – является одновременно тем, что исследуется, инструментом исследования и исследователем.


Психотехнический аспект практики шакта упаи заключается в активном созерцании высшего «Я», с использованием креативных способностей ума практикующего, отождествляемого с глубинным значением экзистенциальных смыслов сакральных символов, представленных в виде специфических мантр, с постепенным отождествлении ума с ними. Цель подобной практики – используя когнитивную, креативную и познающую силу ума, находящегося под действием собственных ментальных построений (викальпа) произвести разотождествление с ними, с последующим формированием «чистого восприятия» основанного на позитивном видении источника любого восприятия. Философская рефлексия над таким понятием как «Абсолют» с очевидностью демонстрирует то, что Абсолют в силу своей абсолютности, по определению предполагающей не обусловленность и неограниченность, принципиально стоит вне концептуальных определений и его описание не может быть сведено ни к отдельному символу, ни к системе символов. Тем не менее, система символических моделей манифестации Абсолютного сознания играет весьма существенную роль в доктринальных текстах и описанных в них мистических практиках.Переходя к рассмотрению системы 36 таттв, поэтапно описывающей стадии имманентного проявления Абсолютного сознания, следует сделать несколько пояснений. Во-первых, понятия «этап», «процесс» и т.д. используются здесь лишь условно. Хотя слова типа «создание», «проявление» и тому подобные предполагают процессуальность и некое «расстояние» между двумя крайними состояниями, их использование вынужденно и обусловлено линейным характером используемого нами языка и мышления. В традиционных текстах постоянно подчеркивается, что любое разделение здесь является только логическим приемом, помогающим понять природу описываемого, и не должно пониматься буквально. Подтверждение этому обнаруживается и в повседневной бытовой человеческой деятельности. Например, физическая активность всегда предполагает некую последовательность действий, в то время как активность сознания (в виде воспоминания или воображения) в ней не нуждается. Например, если бы мы строили здание физически, то первым был бы заложен фундамент, затем стена, крыша и т.д. Но если мы строим здание в уме, то его можно вообразить сразу целиком. Здесь активность непоследовательна, ибо ментально мы не кладем кирпичи один за другим. Во-вторых, основой систематизирования в данном случае является выявление основных принципов, лежащих в основе процессов и явлений, формирующих Универсум, и действующие на всех уровнях бытия. Эти образующие принципы расположены в известном восходящем и нисходящем порядке – от частного к общему, от единичного к собирательному, от конкретного к абстрактному. Таким образом, весь феноменальный мир представляется как бы одной сплошной цепью, в которой каждое звено входит в следующее, большее, нежели оно само. Отсюда логично вытекает упорядочивание принципов, формирующих каждое «звено», в иерархическом порядке, где каждый более высокий уровень включает и содержит в себе низшие, что и отражено поэтапно в системе 36 таттв. Далее, рассматриваемые в рамках данной главы стадии имманентного проявления Абсолютного сознания, выраженные посредством системы 36 таттв, базируются на принципиальном понимании единства макро- и микрокосма. Таким образом, космогонические символы, составляющие систему 36 таттв, являются одновременно символами, описывающими структуру индивидуального сознания и имеют четкую и хорошо прослеживаемую взаимосвязь с 4 агрегатными состояния сознания.1. Состояние бодрствования (джаграт) характеризуется направленностью на внешние объекты и ощущения, такие как вкус, цвет, запах и т.д. На макрокосмическом уровне состоянию вайшванара соответствует мир плотных осязаемых форм, наблюдаемый в повседневной жизни. Это обычное состояние бодрствования, т.е. восприятие внешних объектов в результате контакта с ними органов чувств.

2. Состояние сна со сновидениями (свапна), состояние тейджаса, (букв. «огненное», «сияющее») сравнивается с огнем, благодаря своей пластичности и изменчивости, подобной языкам пламени. Наиболее ярко это состояние переживается во время т.н. «цветных снов», галлюцинаций, всевозможных измененных, трансовых и внетелесных состояний сознания, когда сознание полностью охвачено содержанием ментального инструментария: ума (манаса), интеллекта (буддхи) и эго (ахамкара) а также внутренними отражениями перцептивных восприятий органов чувств. Здесь объектами восприятия являются порождения самого сознания, от которых неотделим мир грез и сновидений. Макрокосмическим соответствием состоянию тейджаса является промежуточный мир тонких форм (антарикша).

3. Бессознательное состояние сна без сновидений, состояние глубокого сна или обморока (сушупти), где при отсутствии воспринимаемых объектов их коррелятом является переживаемое состояние блаженства (ананда).

4. «Четвертое», трансцендентное состояние сознания (турия), трансцендентно всем предыдущим, бодрствованию и сну, глубокому сну без сновидений и блаженству – оно принципиально неопределимо и характеризуется лишь как свидетель всего.

Эти четыре состояния сознания рассматриваются в микрокосмическом и макрокосмическом аспекте и соотносятся с четырьмя мантрами, фонетическими элементами составляющими священный слог ОМ. Как сказал О. Ерченков: «Космогонической моделью абсолютного сознания является общее для шиваитских агам учение о 36 таттвах. Высшая реальность Абсолютного сознания является источником имманентного миропроявления, формируемый совокупностью модальных элементов – таттв, входящих в описываемую в агамах полноту 36 «модусов бытия», иерархически проявляющихся из светового бытия Парамашивы, как феноменальные проекции его внутренних потенциальных энергий – Шакти. Интересно отметить, что нумерологически, число 36 является суммой ряда натуральных чисел от единицы до десяти, символизируя таким образом «Полноту вещей»».

36 «модусов бытия» или 36 модусов самосознания делятся на 3 категории, или 3 порядка: шуддха («чистые» таттвы или «чистый» порядок), шуддха-ашуддха («чисто-нечистые» таттвы или «транзитный» порядок), ашуддха («нечистые» таттвы или «нечистый» порядок). Характеристикой состояний «чистого» порядка является доминирующая самодостаточность «я-сознания», переживание целостности, того, что объект не отличен от субъекта. Шива-сознание, хотя и проецирует мир как «это» (идам), однако осознает, что «это» – его собственная проекция и потому оно едино с ним. Само по себе наличие объекта – не является неведением; объект может быть результатом не неведения, а сознательной самопроекции. Неведение состоит в чувстве, что объект отличен от субъекта. Дальнейшее развертывание процесса «нисходящего» проецирования приводит к тому, что возникают состояния самосознания, характерные для «чисто-нечистого» порядка. Здесь самодостаточность сознания, сохранявшаяся на предыдущих стадиях, постепенно сокращается и происходит самоограничение в разных спектрах (майа, канчуки). Это ведет к появлению ограниченного воспринимающего субъекта, над которым доминирует майа и 5 канчук, определяя сферу его опыта. Затем следует «нечистый» порядок «суженного» самосознания: появляется пракрити в состоянии равновесия трех гун и последующие ее производные вплоть до притхви – неодушевленной, лишенной самосознания, материи.

С. М. Джайадхар, А. М. Джайадхар